Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

© Церковный календарь

 

 

Для тех, кто делает первые шаги в православном храме, сомневается, ищет, можно порекомендовать Евангелие от Марка, с комментариями и пояснениями протоиерея Алексея Уминского.

 

Таинство Причащения (Евхаристия)

Причащение

В таинстве причащения христианин принимает под видом хлеба - истинное тело Христово, а под видом вина - истинную кровь Христову и соединяется с Господом для жизни вечной.

Оно совершается непременно в храме, на св. престоле, за литургией, или обедней: но тело и кровь Христовы, в виде запасных св. даров, могут быть приносимы в дома для приобщения больных.

В виду важности и спасительности этого таинства, св. Церковь приглашает христиан причащаться тела и крови Христовой как можно чаще. Каждый христианин, хотя бы один раз в год, должен обязательно освящать себя этим святейшим таинством. Сам Иисус Христос говорит об этом: ядый Мою плоть и пияй Мою кровь имать живот вечный, т.-е. Имеет в себе жизнь вечную или залог вечного блаженства (Ев. Иоан. 6, 54).

Когда настанет время принятия св. Христовых Таин, христианин должен благочинно подойти к святой чаше, поклониться однажды до земли Христу, истинно присущему в тайнах под видом хлеба и вина, сложить руки крестообразно на груди, открыть уста пространно, чтобы свободно принять дары и чтобы не уронилась частица святейшего тела и капля чистейшей крови Господней. По принятии св. Таин Церковь повелевает причастнику облобызать край святой чаши, как самое ребро Христово, из которого истекла кровь и вода. За этим причастникам не дозволяются поклоны до земли ради охранения и чести, принятых св. Таин пока не будет принят св. антидор, или часть освященной просфоры, и выслушаны благодарные молитвы Господу.

 

Животворность пречистых Таин Христовых

Ядый Мя, и той жив будет Мене ради, сказал Господь наш Иисус Христос (Иоан. VI, 57). Истина этого изречения разительнейшим образом оправдалась в одном случае, о котором повествует Евагрий в своей церковной истории. По словам его, в константинопольской Церкви было обыкновение оставшиеся от причащения священнослужителей и народа св. дары преподавать детям, обучавшимся в школах чтению и письму. Они призываемы были для этого из училищ в церковь, в которой священнослужитель и преподавал им остатки тела и крови Христовой. Однажды в числе сих отроков явился сын одного еврея, занимавшегося деланием стекла, и, по неизвестности своего происхождения, приобщен был св. Таин вместе с другими детьми. Отец его, заметив, что он промедлил в училище более обыкновенного, спросил его о причине этого замедления, и когда простодушный отрок открыл ему всю истину, то нечестивый иудей рассвирепел до того, что в пылу ярости схватил сына и бросил его в разженную печь, в которой плавилось стекло. Мать, не зная этого, долго и напрасно ожидала сына; не находя его, обходила с плачем по всем улицам Константинополя. Наконец, после напрасных поисков в третий день, она сидела у дверей мастерской своего мужа, громко рыдая и призывая по имени своего сына. Вдруг она слышит голос его, отзывающийся к ней из среды горячей печи. Обрадованная, она бросается к ней, открывает устье ее и видит сына своего, стоящего на раскаленных угольях, но нимало не поврежденного огнем. Изумленная, она вопрошает его, как он мог остаться неповрежденным среди палящего огня. Тогда отрок рассказал все матери и прибавил, что в пещь к нему низошла величественная жена, одетая в порфиру, веяла на него прохладой и подавала ему воду для утушения огня. Когда весть о сем дошла до сведения императора Иустиниана, то он, по желанию матери и сына, повелел просветить их св. крещением, а нечестивый отец, как бы исполняя слова пророка об ожесточении иудеев, одебелел сердцем и не восхотел подражать примеру супруги и сына своего, почему, по повелению императора, казнен был как сыноубийца (Евагр. Ист. Цер., кн. IV, гл. 36. Воскр. Чт. 1841 г., стр. 436).